Факторы, оказывающие влияние на рождаемость

Как сказано в предыдущем параграфе работы, рождаемость представляет собой процесс рождения детей в конкретной совокупности людей за конкретный период времени. Поскольку речь идет о человеческом обществе, следует учитывать, что уровень рождаемости определяется не только биологическими, но и социально-экономическими факторами, условиями жизни, уровнем благосостояния, традициями, религиозными установками и пр.

Изучению факторов рождаемости, современных тенденций репродуктивного поведения населения в контексте его естественного воспроизводства посвящены научные работы многих зарубежных и отечественных авторов, в частности, Дж. Бонгаартса, В.А. Борисова, А.Г. Вишневского, С.В. Захарова, И.А. Курило, В.С. Стешенко и др.

Прежде всего, уровень рождаемости во многом определяется соответствующими установками, принятыми в обществе. В частности, характерной особенностью стран, вступивших в стадию демографической зрелости, в том числе и России, является переход к модели малодетности, преимущественно однодетности [4]. Хотя, как свидетельствуют репрезентативные выборочные опросы, двухдетная модель семьи, как и прежде, рассматривается в виде эталона и желанной целевой доминанты для основного количества народонаселения развитых государств, даже для Россия. Данная общественная норма, подкрепленная сохраняющейся или даже усиливающейся под действием передвижения этнодемографической неоднородностью российского сообщества, будет препятствовать последующему уменьшению рождаемости как минимум в ближайшем времени, охватывающем репродуктивной период поколений, живущих в настоящее время. Характеристики, достигнутые во 2-ой половине 1990-х, - 1,2 новорожденных на 1 женщину условного поколения, вероятнее всего, останутся на определенное времени самой низкой планкой для России [9]. Увеличение рождаемости, происходящее в последние годы, особенно у женщин в возрасте старше 25 лет, еще больше повышает уверенность в этом.

К числу непосредственных факторов, оказывающих влияние на уровень рождаемости, относятся демографические и медико-биологические факторы. Не менее важную роль играют, так называемые непрямые факторы: социально-экономические (занятость женщин в общественном производстве, уровень доходов и социальных гарантий, жилищные условия и пр.), культурно-психологические (образовательно-профессиональный уровень населения, в том числе женщин, этнически-религиозные традиции и др.) факторы.

Количество родившихся зависит, в частности, от численности и поло-возрастного соотношения поколения родителей, а также от их брачной и детородной активности. Детородная активность характеризуется повозрастной плодовитостью женщин, брачной и внебрачной рождаемостью, очередностью рождений, а также желанием и реальными намерениями иметь детей, или ограничивать их количество в семье или союзе. Медицинские факторы чаще всего рассматриваются в контексте их дестимулирующей функции, а именно плодовых и младенческих потерь (мертворождения, спонтанные аборты, преждевременные роды, внематочная беременность), а также бесплодия, которые можно считать, если непрямой, то вероятной потерей числа нерожденных младенцев. Особую роль играет состояние репродуктивного здоровья населения и система планирования семьи, в частности, применение средств контрацепции и распространенность искусственного прерывания беременности.

Однако влияние отдельных факторов, оказывающих влияние на уровень рождаемости, было не одинаковым на протяжении всей истории наблюдений в демографической статистике.

Контрацептивная революция, связанная с доступностью высокоэффективных средств предотвращения беременностей (гормональные таблетки, внутриматочные средства), развернулась в Западной Европе во второй половине 1960-х [9]. Эти средства в значительной степени устранили проблему незапланированных беременностей в старших возрастах и вызвали дальнейшее сокращение рождаемости среди женщин в возрастах после 30-ти лет. В странах Восточной Европы и в России, в частности, такое же влияние легализованные и доступные для широких слоев населения искусственные аборты. Но именно контрацептивная революция ознаменовала первый демографический переход, связанный с началом этапа рационализации планирования беременности.

Второй демографический переход связан с психологическими сдвигами практически во всех сферах жизни нашего современника: расширяется свобода выбора партнера для брака и форм семейной жизни, возникают возможности наиболее действенного планирования сроков рождения детей. Действенная контрацепция для откладывания рождений среди молодых партнеров приводит к увеличению среднего возраста матери при рождении первого новорожденного и к тому, что семьи в большинстве случаев осуществляют собственный конечный выбор в пользу рождения детей на более поздних сроках. Этот демографический переход характеризуется преимущественных влиянием следующих факторов на уровень рождаемости:

- абсолютный и относительный рост числа юридически не оформленных гражданских браков; повышение числа повторных браков при одновременном быстром сокращении доли скоропалительных, вынужденных браков, стимулированных добрачной и внебрачной беременностью в юном возрасте;

- увеличение среднего возраста вступления в брак, среднего возраста появления первого малыша и среднего возраста рождения детей в целом;

- движение модального возраста (возраста наибольшей интенсивности деторождения) из возрастной категории от 20 до 24 лет в возрастную категорию от 25 до 29 лет (а в неких государствах и в возрастную категорию от 30 до 34 года) [21];

- внезапное уменьшение вклада в итоговые показатели рождаемости младшей возрастной категории, то есть матерей в возрасте от 15 до 19 лет и повышение вклада более старших возрастных групп (от 30 лет). Вследствие этого наблюдается более равномерное распределение рождений по возрастной шкале.

Следующий демографический переход имел место, начиная с 70-х гг. ХХ века и его непосредственные результаты ощущаются и сегодня [4]. В частности, именно тогда было положено начало снижению рождаемости у женщин в возрасте до 20 лет и повышению возраста вступления в брак впервые. Часто высказывается мнение, что данный демографический переход представляет собой очередной этап непрерывного процесса снижения рождаемости. Это объясняется переходом от двухдетной модели семьи к однодетной, а также к отказу от рождения детей вообще.

Одной из набирающих силу современных тенденций, характеризующих динамику рождаемости, считается социально-экономическая и психологическая переоценка положения роли представителей сильного и слабого пола в обществе в целом и в семье в частности. Женщина в самом начале собственного жизненного пути получила свободу выбора во всех сферах жизнедеятельности, в том числе и свободу создавать семью в той форме, которую она находит для себя приемлемой, с тем количеством детей, которое пожелает родить, и в те сроки, как скоро посчитает необходимым (идет речь о так называемом праве «планирования семьи»). Занятость на работе стала нормальным явлением биографии современной женщины. Именно эта занятость и изменила суть жизненной стратегии женщины и ее представления о семье. В то же время представители сильного пола потеряли очевидные права быть единственными кормильцами семьи и инициаторами изменений в жизни.

В большинстве случаев, согласование больших притязаний, предъявляемых к человеку современным сообществом, и его персональных предпочтений и интересов приводит к тому, собственно образование семьи и обзаведение потомством в раннем возрасте понемногу уступает место наиболее позднему рождению детей. Получение образования и поиск работы в развитых государствах, обычно, не отягощается задачами, связанными с исполнением материнских функций. Общественно зрелый и экономически самостоятельный человек свободен в принятии решений в личной жизни, нежели молодой человек, полностью и всецело зависящий от родителей.

В целом основной характеристикой последнего из демографических переходов считается не столько снижение рождаемости, сколько откладывание рождения детей в более позднем возрасте, то есть идет речь о так именуемом «старении» возрастной модели рождаемости. На протяжении данной фазы процесса и до того времени, пока не установится новая возрастная модель, характеристики рождаемости для календарных лет весьма длительное время будут оставаться невысокими. Такой эффект изменения календаря рождений оказывается весьма серьезным фактором, влияние которого приводит к быстрому падению показателей рождаемости зачастую до уровней, значения которых существенно ниже необходимых не только для расширенного, но и для простого воспроизводства населения.

По авторитетным заявлениям специалистов в сфере управления демографией, даже если в целом к возрасту 50-ти лет поколения, затронутые процессами трансформации возрастной модели материнства, произвели бы на свет детей в не меньшем количестве, чем их предшественники (1,8-1,9 ребенка на одну женщину, как это было в России у когорт матерей, у которых потомство появилось в конце 1950-х – начале 1960-х гг.) [9], на лицо будет существенное падение показателей рождаемости для календарных лет – до уровня 1,5-1,6 ребенка, т. е. существенно ниже нормы простого воспроизводства населения. И это практически неизбежный процесс, растягивающийся на несколько десятилетий. Об этом свидетельствует опыт нескольких поколений развитых стран. Если же при этом продолжается, пусть и замедленное, снижение рождаемости от поколения к поколению, то коэффициенты рождаемости оказываются «задавленными» двойным «гнетом»: во-первых, откладыванием рождений на более поздний срок и, во-вторых, общим снижением итоговой вероятности повторных рождений вследствие того, что возрастает доля семей, полностью отказывающихся от рождения вторых, третьих и последующих детей. В результате коэффициент суммарной рождаемости для условных поколений женщин достигает рекордно низких уровней – 1,1-1,3 ребенка на одну женщину. Этому сценарию, видимо, следует в настоящий момент Россия и ряд восточноевропейских стран, для которых кризис политической и социально-экономической системы в конце 1980-х – начале 1990-х годов послужил одновременно и катализатором ускоренной трансформации возрастной модели рождаемости, и дополнительным фактором ограничения деторождения под воздействием временно ухудшившихся условий и неопределенности их изменения в будущем.

Дальнейшее поведение показателей итоговой рождаемости поколений не только в России, но во всех развитых странах будет зависеть от следующих обстоятельств: в какой мере рост показателей рождаемости у матерей старше 30 лет сможет скомпенсировать падение показателей, наблюдавшееся у молодых матерей, и как велика будет доля женщин, так и не решившихся в течение своей жизни на рождение даже единственного ребенка. Этот вопрос превратился в одну из самых дискуссионных тем среди ведущих экспертов. Ответить на него не просто, поскольку не очевидны многие моменты и, в частности:

а) в какой мере «откладывание» рождений на поздний срок означает «откладывание» рождений навсегда;

б) до каких возрастных пределов будет происходить откладывание рождений и, соответственно, какие социально-экономические факторы будут ответственны за продолжение или торможение этой тенденции;

в) в какой мере «пожилое» материнство окажется социально приемлемым после того, как станет более очевидным баланс положительных и отрицательных последствий изменения модели формирования семьи (в т.ч. и биологических, связанных с регулированием плодовитости, здоровьем женщин и детей).

Учитывая количество факторов, оказывающих влияние на уровень рождаемости, следует отметить, что для описания демографических процессов (в том числе, и рождаемости) нельзя построить детерминистскую модель, которая по какому-либо одному значению факторной величины (возраст матери, уровень доходов и пр.) позволяла бы получить почти точное значение результирующего показателя (уровень рождаемости). В связи с этим целесообразным представляется построение вероятностных или стохастических моделей, позволяющих вычислить вероятность того, что некоторое значение искомой величины будет находиться в определенном интервале. Такую возможность предоставляют результаты применения статистических методов для оценки показателей рождаемости. Именно эта группа методов позволяет выявить некоторую тенденцию, проявляющуюся при обработке большого числа индивидуальных значений. Эта тенденция, элиминированная от влияния случайных колебаний, отражает закономерность, которой следует в своем изменении данное явление.

Для нынешнего этапа развития методологии демографической статистики характерно изучение влияния на демографические показатели (в том числе и показатели рождаемости) одновременно ряда социально-демографических факторов и, соответственно, соизмерение силы влияния этих факторов. Для этого можно применять различные варианты многомерных группировок, которые предоставляют возможность рассматривать влияние на анализируемое явление как нескольких факторов в совокупности, так и каждого из них в отдельности (т.е. при исключении влияния остальных факторов).

Руна