Специфика возмещения ущерба, причиненного здоровью потребителя медицинских услуг

В действующем законодательстве отношения по возмещению вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или смертью, регулируются отдельной главой ГК РФ (гл. 59). В частности, этим нормативным актом регламентировано, что такой вред подлежит возмещению в полном объеме, за исключением случаев, предусмотренных законодательством. Учитывая задачи нашего исследования, попробуем определить особенности такого возмещения.

Как отмечалось в этом и предыдущих разделах данной работы, основным объектом возмещения при ятрогенном деликте являются имущественные потери, которые возникают в связи с повреждением здоровья или смертью и могут выражаться, в частности, в потере заработка или других доходов, в расходах на восстановление здоровья, на погребение и пр. Однако причинение вреда жизни или здоровью пациента предоставляет ему право требовать компенсации еще и морального вреда.

По общему правилу, степенью гражданской ответственности в таких случаях служит не степень вины, а размер причиненного вреда, в зависимости от которого и будет определяться размер и порядок возмещения этого ущерба. Поэтому, перед тем как перейти к определению специфики возмещение вреда здоровью, причиненного предоставлением неподобающих медицинских услуг, следует определить, в чем такой ущерб заключается.

Гражданское законодательство России четко не раскрывает понятия «вред здоровью». Под вредом вообще в гражданском праве принято понимать уменьшение, уничтожение субъективного гражданского права или блага. В юридической литературе чаще всего результат ненадлежащего оказания медицинской помощи трактуется как телесные повреждения. Исходя из этого, вред рассматривается как синоним телесных повреждений. Под телесными повреждениями (а по сути, вредом здоровью) следует понимать нарушение анатомической целостности тканей, органов и их функций, возникающих как следствие действия одного или нескольких внешних причиняющих вред факторов – физических, химических, биологических, психических.

Понятие морального вреда почти с момента возникновения и до настоящего времени является предметом постоянных научных дискуссий правоведов. Свои соображения относительно этого понятия высказали такие известные цивилисты, как А.Н. Белякова1, И.О. Тархов2 , А.Н. Эрделевский3 и др. Большинство этих авторов придерживаются позиции, что понятие «моральный вред» следует заменить на «физические и нравственные страдания или переживание».

Мы также считаем, что в определении «моральный вред» следует отдельно различать моральные переживания потерпевшего лица (нервные и психические) и страдания, причем к последним следует отнести боль. Наша точка зрения основана на следующей мысли: во-первых, лицо, вред здоровью которому причинен, испытывает физическую боль как реакцию нервных клеток организма на патологический процесс или нарушение целостности тканей (в этом заключается страдания), во-вторых, это лицо психически переживает, обдумывая эти последствия и свои социальные потери.

По данным медицинской науки, вредные последствия для организма человека имеет не только физическое повреждение (нарушение целостности тканей и пр.), но и потеря нервных клеток, которые, как известно, не восстанавливаются. Нервные реакции (ощущение боли, раздражение, неприятные ощущения) существуют некий определенный период времени после повреждения, а могут остаться в потерпевшего лица и до конца жизни. В этом контексте уже посттравматическая боль и другие неприятные физические ощущения следует рассматривать как остаточные явления первичного физического повреждения.

Отдельные зарубежные авторы довольно скептически относятся к возможности доказывания наличия боли или психических (нервных) страданий. В некоторых странах Европы, например в Швеции, психологические переживания без наличия физических повреждений вообще не возмещаются4. Это связано с принятой в этой стране доктриной «наличия физической раны», которая объясняет невозможность возмещения таких переживаний сложностями в доказательстве отсутствия скрытых психологических расстройств (например, подавленного, депрессивного состояния), которые могли быть у пострадавшего еще до неудачного медицинского вмешательства. Мы также согласны, что объективно определить наличие или степень силы боли или неприятных ощущений пока невозможно, потому что это субъективные чувства, а специальных приборов для этого еще не изобретено. Однако для доказательства наличия таких негативных последствий медицинских вмешательств можно, например, использовать факт применения обезболивающих средств (конечно, по назначению врача), данные медицинских осмотров с применением пальпации5 и перкуссии6 пострадавшего пациента.

Логика подсказывает, что психологические переживания могут быть возмещены только за период от момента причинения вреда и до подачи судебного иска пострадавшим. Для наиболее справедливой компенсации страданий (как нервных процессов в организме) и психических переживаний во время осознания негативных для организма и личности последствий, целесообразно было бы определять размер каждой из составляющих «неимущественного вреда» отдельно. Таким образом, нам представляется целесообразным в определении «неимущественный (моральный) вред здоровью» отдельно различать моральные переживания и психические (нервные) страдания потерпевшего лица.

Кроме того, анализируя особенности возмещения морального вреда, мы пришли к выводу, что поскольку причинение вреда жизни или здоровью гражданина является унижением его личных неимущественных прав (благ), это дает потерпевшему право требовать адекватной компенсации морального вреда, минимальный размер которой, по нашему мнению, целесообразно было бы закрепить нормативно. Для каждого вида повреждения здоровья размер возмещения должен быть разным. В связи с этим целесообразно законодательно утвердить перечень видов повреждения органов и их систем или отдельных функций организма и т.п. с определением минимального размера возмещения в количестве минимальных размеров оплаты труда. При определении размера возмещения необходимо учитывать полную или частичную утрату органа (функции), а также возраст пострадавшего пациента. Размер возмещения мог бы определяться с учетом разницы между возрастом пациента на момент непосредственного причинения вреда (возникновения вредных последствий лечения) и средней продолжительности жизни в стране.

С целью гарантированного возмещения вреда здоровью, причиненного ненадлежащим оказанием медицинских услуг, целесообразно создать специальный страховой фонд. В случае причинения вреда пациенту, ее гарантированное возмещение будет осуществляться за счет аккумулированных в фонде средств в соответствии с утвержденными Правительством Российской Федерации минимальными тарифами, кроме возмещения морального вреда.

Источники:

1. Белякова А.М. Возмещение причиненного вреда. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972. – 104 с.

2. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. – Саратов: Приволж. книж. изд-во, 1974. – 261 с.

3. Эрделевский А.М. О размере возмещения морального вреда // Российская юстиция. – 2010. – № 10. – С. 16-17.

4. Тихомиров А.В. Медицинская услуга: Правовые аспекты. – М.: ФИЛИНЪ, 2011. – С. 256.

5. Пальпация (от лат. palpatio «ощупывание») – метод медицинского обследования больного. Пальпация основана на осязательном ощущении, возникающем при движении и давлении пальцев или ладони ощупывающей руки. С помощью пальпации определяют свойства тканей и органов: их положение, величину, форму, консистенцию, подвижность, топографические соотношения, а также болезненность исследуемого органа.

6. Перкуссия заключается в постукивании отдельных участков тела и анализе звуковых явлений, возникающих при этом. По характеру свойств звука врач определяет топографию внутренних органов, физическое состояние и отчасти их функцию.

Руна