Украинское общество и мировой кризис

on 01 Декабрь 2010.

Вряд ли в мировой истории найдется еще одна страна, в которой государственным строительством пытались заниматься национальные герои, хронически неспособные к этой деятельности. Обществу предлагалось строить государственную систему по устаревшим, а значит нежизнеспособным лекалам, или копировать форматы у соседей, что создавало благоприятные условиях для попадания в состав соседних государств, но никак для построения собственного. Так же мало кто обращает внимание на более широкую картину: какой будет жизнь после этих крахов? Как изменится общество, политика, экономика? Что мы должны сделать, чтобы помочь этим изменениям? И какие уроки мы извлекли из прошлых кризисов?

Казалось бы, с обретением независимости, в условиях, когда Украине, как никогда в истории благоприятствовала международная обстановка, должен был начаться процесс выздоровления. Однако в 1990-х годах украинские общество и государство оказались в полубессознательном состоянии, в лихорадочных и беспорядочных поисках легитимности в условиях системного социально-экономического кризиса.

Если к концу десятилетия институты государственной власти обрели некое подобие собственной идентичности, понимание своих задач и пределов своих возможностей, то общество подошло к этой черте только в первые годы 21 века. Институты государственный власти жизненно заинтересованы в том, чтобы политическая активность в обществе была минимальной, однако граждане были бы уверены, что они могут оказывать прямое влияние на государство и правящие элиты. Это может обернуться или разрушением институтов государственной власти, или залогом их существования становится репрессивно-карательный аппарат. Если в зрелых государствах этих крайних точек сознательно избегают или ими управляют, то в незрелых государствах (как Украина) опасность сползания в эти крайности является весьма актуальной.

Естественно, экономический кризис тормозит и даже будет препятствовать дальнейшей самоорганизации общества. Без сознательного импульса со стороны граждан к продолжению движения несмотря на дефицит ресурсов, нынешнее состояние скорее законсервируется, а по таким направлениям как контроль за государственной властью и крупным бизнесом, скорее всего, произойдет откат.

Отдельное внимание следует уделить целостности общества. По моему мнению, едва ли не впервые со времени получения независимости, возникает реальная опасность единству страны. Разрыв экономических связей вследствие кризиса имеет более мощный разрушительный потенциал, чем ежегодные парламентские выборы. Дополнительный импульс этим процессам придаст и то, что рабочих за проходные будет выкидывать не абстрактный кризис, а вполне конкретный олигарх, которому сразу же вспомнят или прилепят ярлыки («донецкий», «днепропетровский», «галицкий») и акцентуируют негатив на соответствующие территориально-языковые группы, разрывая едва сформировавшуюся социальную ткань согласия.

Говоря об социальных последствиях кризиса, часто упоминают о необходимости «сильной руки» и что, мол, украинское общество уже созрело, к тому или иному виду авторитаризма. Чтобы разобраться в данном вопросе, уточним понятия. Демократическое, собственно, гражданское общество предполагает неписанный договор между государством в лице политических элит со средним классом о защите его интересов, с нижним классом – о повышения благосостояния последнего. Также этот неписанный договор подразумевает, что управление государством основывается на принципе циркуляции элит путем более-менее свободного выбора граждан. В Украине в последние годы реализовывался именно этот сценарий – чтобы быть правомочным стать договорной стороной, обществу необходимо стать обособленным от государства.

Авторитарное государство базируется на союзе государства в лице политической элиты с нижними слоями населения против среднего класса. Можно предположить,что украинская экономика уже прошла дно кризиса и в течение ближайшего года-двух восстановится, то вероятность утверждения в стране политических сил под лозунгами «закручивания гаек» минимальна. Однако затягивание восстановительного периода будет создавать для них соответствующие предпосылки в общественном сознании, а центробежные тенденции вынудят государство с целью самосохранения проводить ограничительную политику.

К рубежу 20-21 веков все чаще стали звучать утверждения, что институт государства претерпевает существенные изменения, прежде всего, в направлении сокращения своего влияния на общество С точки зрения одного подхода, в последние десятилетия происходит естественная эволюция государства, которое органично адаптируется к новым социально-экономическим условиям.

Но знаком нашего времени считается то, что государство перестает восприниматься как идеал общественной организации, каким оно было с середины 17-го века. Происходит это под давлением и конкуренцией со стороны других безличностных организаций (как межправительственных, так и неправительственных). При этом само государство в сложившихся условиях не может выполнять свои функции надлежащим образом.

Конечно, в обоих случаях речь идет, прежде всего, о государствах западного образца. Но отмеченные тенденции с еще большей разрушительной силой отразятся на странах, находящихся на периферии западной цивилизации. Прогрессивные экономисты говорят, что нынешний кризис может нести скрытые возможности. Они утверждают, что он, возможно, донесет до правительств требования общественности перестроить социальные программы и реструктурировать неустойчивую экономику в более надежную и экологичную. Так или иначе, но столкновение интересов выглядит неизбежным, и должно стать водоразделом, который определит направление движения общества на целые поколения.

В определение перспектив государства и его отношений с социумом внес интригу мировой финансовый кризис 2008 года. Возникший как результат неспособности государственных институтов эффективно выполнять возложенные на них функции, кризис приводит к тому, что парадоксальным образом позиции государства даже начали усиливаться. Ведь антикризисные меры, разработанные и реализующиеся во многих странах, основываются на том, что именно государственная власть стала главной движущей силой спасения национальных экономик от депрессии.

Однако есть некоторые основания полагать, что широко разрекламированные антикризисные программы – это не решение возникших проблем, а лишь попытка их отложить во времени. Такое впечатление, что Украинское государство лишь снижает остроту сложившейся ситуации с надеждой, что позднее может быть все само собой уладится. Но на что надеются их властные коллеги в центрах мировой экономики, – не ясно, разве что на «невидимую руку рынка». Впрочем, основная надежда при выходе из системного кризиса на изменения в общественном сознании по все миру.

Научный руководитель – Хуторской П.А., кандидат экономических наук, старший преподаватель кафедры экономики предприятия и управления трудовыми ресурсами Луганского национального аграрного университета

Данная работа представлена на конкурс научных работ студентов «Экономика и право: проблемы и тенденции», проводимый на кафедре экономико-правовых дисциплин Луганского государственного университета внутренних дел имени Э.А. Дидоренко

Руна