Демографическая политика. Сущность и эволюция

Демографическая политика – целенаправленная деятельность государственных органов и иных социальных институтов в сфере регулирования процессов воспроизводства населения, призванная сохранить или изменить тенденции динамики его численности и структуру.

В широком смысле демографическая политика – это политика в области народонаселения. Объектом может выступать население страны, отдельных её районов, когорты населения, семьи определённых типов. Историческая цель демографической политики государства достижение демографического оптимума.

История управления народонаселением восходит к временам глубокой древности. Демографическая политика нашла своё отражение во многих законодательных и правовых актах, особенно в случаях перенаселения или больших людских потерь, хотя всё же большее значение имели религиозно-этические доктрины. В Средние века из-за больших потерь населения демполитика была направлена на поддержание увеличения рождаемости. В Новое время первой страной, где отчётливо оформилось политическое стимулирование рождаемости стала Франция. Потом в Европе преобладала политика, направленная на сдерживание темпов прироста населения из-за влияний теории Мальтуса.

Демографическая политика античных государств

Возникновение античного государства с его законами, с общественным неравенством и экономикой, построенной на труде рабов с его крайне низкой производительностью, обусловило зарождение и развитие демографической политики как государственной политики. Разрабатывая и реализуя законы, упорядочивающие жизнь и сосуществование миллионов людей, государство прямо или косвенно регулировало и демографическое поведение индивидуумов и семей. Так, в одном из древнейших правовых актов – своде законов вавилонского царя Хаммурапи (примерно 1760 г. до н.э.) – 68 статей из 282 были посвящены семейному праву.

Рост численности населения древних государств в благоприятные годы, когда войны и стихийные бедствия, эпидемии и неурожаи не сокращали населения, вынуждал к контролированию его роста путем стимулирования рассредоточения населения вплоть до принудительной эмиграции. Уже в IV-V вв. до н.э. ощущалось перенаселение в небольших древнегреческих городах-государствах, что побуждало вынужденную эмиграцию избытка населения и принимало форму периодического основания колоний. Греческую колонизацию Средиземноморья и Причерноморья (а истоки ее уходят к VIII в. до н.э.) можно, пожалуй, считать первой формой целенаправленного регулирования численности и размещения населения. Переселение жителей из густонаселенных районов в малонаселенные с избытком земли для поддержания «оптимальной» пропорции между количеством земли, продовольствием и населением предлагалось в V в. до н.э. древнекитайским философом Конфуцием (551-479 гг. до н.э.) и его последователями как эффективная государственная мера. Конфуций говорил своим ученикам: «Если богатство распределить равномерно, то не будет бедных, если в стране установить гармонию, то население не будет казаться малочисленным».

Проблема ограничения численности населения, опасность чрезмерного роста народонаселения, которая периодически вставала в государствах античного мира, нашла отражение в высказываниях и работах выдающихся греческих мыслителей того времени: Сократа (ок. 470-399 до н.э.), Платона (427-347 гг. до н.э.) и Аристотеля (384-322 гг. до н.э.).

Большое влияние на формирование взглядов на политику в области воспроизводства населения оказывали религиозные доктрины, вполне заменявшие в качестве регуляторов поведения правовые нормы. Христианство осуждало аборт и детоубийство, но поощряло воздержание. Религиозные доктрины Востока, преобладавшие в Китае, Индии, Персии, в целом предписывали продолжение рода и деторождения, но в буддизме (и в меньшей степени в индуизме) обет безбрачия считался высоким духовным идеалом.

Демографическая политика в средние века

В средние века изменившиеся экономические условия способствовали появлению у крестьян стимулов к большой семье – воспитание детей стоило дешево, а рабочая сила в хозяйстве была нужна, тем более что налогами облагалось, как правило, только взрослое население. Отношение к численности населения, к семье определялось высоким уровнем смертности, эпидемиями, уносившими, сотни тысяч жизней.

Политика поощрения роста населения во Франции в XVII в.

В XVII в. Франция одной из первых в Европе начинает проводить политику поощрения роста населения. Ее мотивы обусловливались и учением меркантилизма и демографической ситуацией. Франция понесла большие потери в 30-летней войне с Германией (1618-1648 гг.), а также теряла население из-за значительной эмиграции, вызванной религиозными преследованиями гугенотов.

К середине XVIII в. усилились экономические предпосылки популяционизма, связанные с расширением мануфактурного производства и увеличением спроса на рабочую силу. Это поддерживало дальнейшее распространение идей желательного роста населения. Они нашли свое отражение в трудах великих французских просветителей Ж.-Ж. Руссо (1712-1778 гг.), Ш. Монтескье (1689-1755 гг.), Д. Дидро (1713-1784 гг.), в трудах Гельвеция, Моо, Юма и других мыслителей.

Лишь Вольтер (1694-1778 гг.), пожалуй, критически относился к идеям о росте населения, соотнося проблему населения с проблемами благосостояния и духовного развития.

Научные идеи в сфере управления народонаселением в крепостной России

Многие русские государственные деятели и ученые XVII-XIX вв. поддерживали идею увеличения населения. В крепостной России существовал закон, по которому каждая семья платила подать ("тягло"). Отсюда проистекала заинтересованность государства в ранних браках, так как увеличение числа новых семей обеспечивало приток новых доходов в казну. Ранние браки и высокая рождаемость одобрялись церковными догматами, формировавшими установки и поведение населения.

Наиболее цельное и систематизированное изложение необходимых и возможных мер политики населения в России было представлено в трактате М.В. Ломоносова «О сохранении и размножении российского народа» (1761 г.). Он предлагал провести мероприятия, направленные на создание благоприятных условий для рождения детей в браке и вне, на сокращение детской смертности, на прекращение эмиграции. Мероприятия были как культурно-просветительного характера, так и административно-правового (пересмотр церковных правил и обычаев).

При императрице Екатерине II (видимо, не без влияния ломоносовского трактата, как и не без влияния того, что осуществлялось во Франции, а ранее – в Риме) были отменены «венечные памяти» (по сути, пошлина за венчание), облегчено вступление в брак вдовам и женам ссыльных, при выборах на общественные должности предпочтение стали оказывать тем, у кого больше детей. Указ Екатерины от 1774 г. повелевал не венчать малолетних со взрослыми девками. Указ 1784 г. Синода предписывал в проповедях склонять народ к благосклонному отношению к внебрачным детям. Были учреждены дома для подкидышей и незаконнорожденных.

Почти все прогрессивные деятели России того времени (государствоведы, медики, философы и писатели) разделяли популяционистские позиции (А.П. Волынский, А.Н. Радищев, В.Н. Татищев и др.). В то же время историк и публицист М.М. Щербатов считал быстрое увеличение крестьянского населения одним из факторов распространения .бедности в России.

Развитие взглядов на демографическую политику в XX в. (довоенный период)

Наибольшее развитие демполитика получила во второй половине XX века: с одной стороны из-за демографического взрыва, с другой из-за мощного кризиса. ООН уделяла этому много внимания, проводились международные конференции. В 1967 году был создан Фонд ООН по поощрению деятельности в области народонаселения (ЮНФПА). Проблемы также обсуждались на сессиях Генеральной Ассамблеи.

Развитие взглядов на демографическую политику в XX в. произошло в Италии и Германии.

Экспансия, борьба за жизненное пространство были стержнем геополитики итальянского и германского фашизма, которая принесла неисчислимые беды народам Европы, привела к потерям десятков миллионов людей, погибших во второй мировой войне.

Популяционистская демагогия составляла важное звено идеологического арсенала фашизма. Так, выступая в палате депутатов (1927 г.), итальянский дуче Муссолини заявил в своей речи: «Не основным, но предрешающим фактором политической, а также экономической и моральной мощи наций является их демографическая мощь». Им была написана брошюра «Численность как сила», в которой он полагал, что высокая рождаемость будет отличать фашистский народ от прочих европейских народов и указывать на его жизнеспособность, на его волю к продлению жизнеспособности в веках.

Политика населения Гитлера, подобно политике Муссолини, диктовалась двумя соображениями: 1) большое население было необходимо для удовлетворения растущей потребности в «пушечном мясе»; 2) демографический компонент был важной составной частью «расовой теории».

Для демографического «просвещения» в Германии была огромным тиражом выпущена пропагандистская брошюра «Вымирающий народ». В миллионах экземпляров этой брошюры все ошибки списывались на эпоху «либерализма и марксизма». Были запрещены противозачаточные средства и аборты, рекламировалась и поощрялась внебрачная рождаемость.

Фашизм на долгие годы скомпрометировал идеи демографической политики, которые и сейчас нередко связывают только с тоталитаризмом (фашизмом или коммунизмом), с его агрессивностью, нуждающейся в миллионных армиях для утверждения своих идеологий среди иных территорий и народов.

История демографической политики показывает, что она была слабым инструментом и не могла заметно влиять на воспроизводство населения. Общественно-экономические условия, как правило, сводили на нет все усилия демографической политики, которой отводили нередко ошибочную роль главного лекарства для лечения больных экономик и социально-политических систем.

Развитие взглядов на демографическую политику в XX в. (послевоенный период)

Послевоенное развитие демографической политики (50-е - 60-е гг.) определялось во многом дискуссиями вокруг программ планирования семьи в странах третьего мира и практической деятельностью, связанной с их реализацией. Социально-политической предпосылкой появления такого акцента в демографической политике было существенное изменение политической карты мира, освобождение от колониальной зависимости десятков развивающихся стран, прежде всего в Африке и Азии. Традиционно высокая рождаемость в них, практически не регулируемая на уровне семьи, в сочетании со снижающейся в результате развития медицины и здравоохранения .смертностью породили феномен, получивший название «демографический взрыв». Быстрый рост населения оказался серьезной проблемой для развивающихся национальных экономик, постепенно приобретая характер глобальной проблемы.

Многие политики и ученые увидели в планировании семьи и регулировании рождаемости единственно доступное для нищей экономики бывших колоний и оперативно реализуемое средство торможения роста населения, не отрицая при этом и важности социальных и экономических преобразований.

Выступая на открытии III Международной конференции по семейному планированию (Бомбей, 1952), бывший президент Индии С. Радхакришнан призывал к планированию семьи для снижения смертности и сохранения здоровья матерей и детей, подчеркивая, что развитие экономики и изменения социальной системы – «долгосрочные лечебные средства».

Бывший президент Международного банка реконструкции и развития Ю.Р. Блек в 1961 г. в обращении к экономическому и социальному Совету ООН писал, что «рост населения угрожает свести к нулю все наши усилия по поднятию уровня жизни во многих странах».

В коллективном труде «Кризис народонаселения и использование мировых ресурсов» (Гаага, 1964 г.), включавшем статьи видных государственных и общественных деятелей и ученых разных стран мира, для противостояния росту населения и возрастающему давлению населения на имеющиеся ресурсы предлагалось проводить активную демографическую политику, принимать на государственном уровне решения, связанные с регулированием рождаемости.

Во все большем числе развивающихся стран, озабоченных высокими темпами роста населения, затрудняющими экономическое развитие, с 60-х гг. получает признание и поддержку политика контроля рождаемости. К 1975 г. в 34 странах Африки, Азии и Латинской Америки действовали государственные программы, базировавшиеся на распространении практики планирования семьи и ориентированные на снижение рождаемости и сокращение темпов роста населения.

Большинство развивающихся стран намечали в качестве официальной цели сокращение общего коэффициента рождаемости с 35-45%о в 1965-1970 гг. до 15-20% к 1985 г., например: Индия – до 20%о к 1984, Египет – до 24%о к 1984 и т.п. Принятые программы предполагали снижение рождаемости в результате популяризации и распространения практики ограничения супругами деторождения, включали санитарное просвещение и консультирование по вопросам планирования семьи, обеспечение населения противозачаточными средствами, пропаганду преимуществ малодетной семьи, стимулирование малодетности экономическими и административными мерами. Некоторые страны (Индия, Малайзия, Непал, Пакистан и др.) в качестве одного из методов ограничения величины семьи разрешали добровольную стерилизацию и обеспечивали ее проведение.

Во многих странах, взявших официальный курс на снижение рождаемости, программы планирования семьи вошли составной частью в национальные планы экономического развития, т.е., по сути своей, они шире комплекса мер по ограничению рождаемости.

В 1969 г. XV сессия Комиссии по народонаселению рекомендовала не ограничиваться только финансированием программ контроля над рождаемостью, а использовать эти средства для исследования взаимодействия социально-экономического и демографического развития.

Программы планирования семьи поддерживались и поддерживаются различными специализированными и региональными учреждениями ООН, а также рядом неправительственных организаций: Международной федерацией по планированию семьи, Советом по народонаселению и др. Низкий культурно-образовательный уровень населения и отсутствие социально-экономических стимулов к внутрисемейному ограничению деторождения не всегда позволяют успешно осуществлять программы планирования семьи. Реализация их тормозится также нехваткой финансовых и технических средств, недостатком квалифицированных специалистов для служб планирования семьи.

В 70-х гг. в решение вопросов регулирования размеров семьи как части проблемы сохранения здоровья матери и ребенка включился Детский фонд ООН ЮНИСЕФ совместно с ВОЗ.

Региональные конференции по народонаселению в Мехико (1970), Аккре (1971), Токио (1972), Бейруте (1973) и Каире (1973) подчеркнули в своих резолюциях, что политика народонаселения – составная часть политики и планирования развития.

В 1974 г. Комиссия по народонаселению приняла документ «Деятельность ООН в области народонаселения», в котором в число пяти основных направлений оперативной деятельности ООН вошли политика в области народонаселения и программы планирования семьи.

Принятый на Международной конференции по народонаселению в Бухаресте (1974 г.) Всемирный план действий в области народонаселения обратил внимание правительств на то, что политика народонаселения не заменяет социально-экономическое развитие, а является частью его. План предусматривал создание в каждой стране органа, занимающегося проблемами народонаселения, а также систематическую оценку эффективности политики народонаселения.

При подведении итогов реализации Плана на Международной конференции по народонаселению в Мехико (1984 г.) был обобщен опыт разработки политики в области народонаселения в разных странах, проанализированы тенденции, перспективы и цели политики. В Рекомендациях по дальнейшему осуществлению Всемирного плана действий в области народонаселения (Мехико, 1984), были намечены новые ориентиры в политике народонаселения, в частности, по достижению определенных уровней продолжительности жизни и снижению смертности, причем дифференцированно для развитых и развивающихся стран.

Правительствам было рекомендовано поддерживать планирование семьи в рамках программ охраны здоровья матери и ребенка как один из методов сокращения родов в слишком раннем или позднем возрасте матери, увеличения интервалов между рождениями и уменьшения числа рождений более высокого порядка; выделять необходимые ресурсы на оказание услуг в области планирования семьи, улучшать качество и повышать эффективность услуг в области планирования семьи; обеспечить, чтобы все супружеские пары и отдельные лица пользовались основным правом человека свободно и ответственно решать вопрос о числе своих детей и о частоте их рождения, а также иметь доступ к необходимой для этого информации, образованию и средствам.

Число правительств, поддерживающих цели и программы планирования семьи, увеличилось с 97 в 1976 г. до 125 в 1988 г., а число стран, где ограничивается применение средств планирования семьи, сократилось за этот же период с 15 до 7.

Для того, чтобы иметь возможность получать и обобщать информацию о демографической политике разных стран мира, ООН проводит периодические опросы правительств по вопросам политики в области населения. Всего было проведено семь таких опросов – 1963, 1972, 1976, 1978, 1982, 1988, 1993 гг. Результаты опросов были проанализированы, систематизированы и легли в основу специально созданного Банка данных о политике в области населения. Банк содержит постоянно пополняемую информацию по 174 странам.

Эксперты Европейской Экономической Комиссии в документах, подготовленных в 1990 г., отмечали необходимость разработки для всех стран единой базы данных, позволяющей осуществлять мониторинг политики населения, важным направлением которой выступает политика в области семьи и рождаемости. Выделялись следующие ее разделы:

  1. Финансовая помощь семьям:
    • семейные пособия;
    • гранты на образование;
    • субсидии на жилье, специальные целевые займы определенным категориям семей;
    • налоговые льготы семьям с детьми.
  2. Политика помощи женщинам в осуществлении их двойственной роли:
    • отпуска матерям и отцам в связи с рождением и воспитанием детей;
    • специальные льготы женщинам в области занятости (работа на дому, неполное рабочее время, гибкий график работы и т.д.);
    • развитие системы дошкольного образования.
  3. Политика помощи одиноким родителям:
    • особые льготы в обеспечении детскими дошкольными учреждениями;
    • финансовая помощь.
  4. Политика повышения стабильности семей:
    • регулирование минимального возраста вступления в брак;
    • законодательное регулирование разводов.
  5. Политика планирования семьи:
    • обеспечение средствами контрацепции;
    • политика в области абортов.

Дискуссионным на Западе остается вопрос о том, какими должны быть размеры семейных пособий и других льгот и компенсаций, чтобы они не ослабляли трудовую мотивацию и не снижали степень участия родителей в общественном производстве, не подрывали экономические функции заработной платы, не перекладывали на общество личную ответственность самих родителей за семью и их детей.

Завершая разговор о современной демографической политике (ДП), следует отметить и новый акцент в постановке проблем политики в области народонаселения, связанный с высказываемыми предложениями о необходимости мировой политики населения, дополняющей национальные политики, или правильнее сказать, формулирующей общие подходы и согласование целей в ее проведении на национальном уровне.

По мнению ряда ученых, нет сомнения, что планета не способна содержать неограниченное количество населения из-за ограниченных размеров и исчерпаемых природных ресурсов. Тенденция улучшения материального уровня жизни неизбежна. Она увеличивает утечку природных ресурсов и приводит к тому, что дальнейший рост населения достигается ценой ухудшения условий жизни. Новые открытия в науке и новые технологии могут, конечно, ослабить остроту этого вопроса, но не могут снять его с повестки дня, если продолжится рост населения.

Растущая дифференциация экономических стандартов различных слоев населения, стран и целых континентов, угроза ухудшения окружающей среды, неразумность гонки вооружения и т.д. также оказывают негативное воздействие на качество условий жизни людей.

Идея мировой политики, или как минимум координации национальных политик в области народонаселения не так уж фантастична, как она может показаться на первый взгляд. Проблемы народонаселения носят глобальный характер, так же как и экологические и энергетические проблемы, поэтому решение таких проблем вполне может и должно быть найдено на уровне ООН в форме компромисса и согласованных стратегических действий национальных правительств и международных организаций.

Если проблема мировой политики населения – это все-таки пока проблема теоретическая, скорее, проблема завтрашнего дня, то проблема тесной интеграции политики населения и социально-экономической политики – это проблема, решение которой ищут и национальные правительства, и международные организации.

Rambler's Top100