Государственно-монополистический капитал

Государственно-монополистический капитал – сочетание и сращивание государственного капитала с монополистическим, в процессе которого на монополистической ступени высшей стадии капитализма происходит их диалектическое взаимодействие (взаимообусловленность, взаимопроникновение, противопоставление) и формируется и развивается качественно новая форма капитала в интересах, прежде всего, государственно-финансовой олигархии.

Причины возникновения и развития государственно-монополистического капитала:

  • процесс перерастания производительными силами границ монополистической (в т.ч. коллективной монополистической – олигополистической) собственности,
  • переход противоречий между этими сторонами общественного способа производства в конфликт,
  • действие законов концентрации и монополизации производства,
  • огосударствление экономики и др.

Становление государственно-монополистического капитализма началось в развитых странах мира еще до Первой мировой войны, завершилось в начале 50-х гг. XX в. Его персонификаторами являются высшие чиновники государственного аппарата и высшие менеджеры государственных предприятий, учреждений и организаций, с одной стороны, и представители финансовой олигархии – с другой.

Государственно-монополистический капитал – важнейшая подсистема социально-экономической формы развития государственно-корпоративного капитализма (ГКК). Другими подчиненными подсистемами ГКК является индивидуальная и акционерная капиталистическая собственность немонополистического типа. Эти подчиненные государственно-монополистическому капиталу формы собственности (а следовательно, и формы капитала) формируют вместе с важнейшей подсистемой (государственно-монополистического капитала) социально-экономическую форму развития могучей силы капитализма, с которой сочетается и сращивается могучая сила (прежде всего, экономическая) государства.

Государственно-монополистический капитал открывает широкий простор для развития всей системы производительных сил, в т.ч. каждого из ее элементов (человека, средств и предметов труда, науки, используемых людьми сил природы, форм и методов организации производства, а с середины 70-х гг. XX в. – и информации). Государственно-монополистический капитал развивается и функционирует во всех сферах общественного воспроизводства (непосредственном производстве, распределении, обмене и потреблении), в результате чего он превращается в доминирующую подсистему производственных отношений капитализма на высшей стадии его эволюции. Государственно-монополистический капитал развивается, прежде всего, в интересах государственно-финансовой олигархии, поэтому способствует более полному удовлетворению потребностей основной производительной силы – человека (при капитализме – наемных работников) лишь косвенно, в той мере, в какой это нужно для реализации основной цели господствующего класса.

Более широкие возможности в развитии основной производительной силы воплощаются в значительных затратах государства на образование (в развитых странах мира в высших учебных заведениях обучаются до 80% выпускников средней школы), в росте доли мужчин в возрасте 25 и более лет с высшим образованием с 10% в 1960 г. до 26% в 1995 г., а женщин – в соответствии с 6% до 20%, в увеличении расходов государства и крупных компаний на повышение квалификации рабочей силы, улучшение здоровья работников, охрану окружающей среды и т.д. В то же время об опосредованном интересе государственно-монополистического капитала к развитию основной производительной силы свидетельствует то, что 20% взрослого населения (почти 23 млн.) США функционально неграмотны, а свыше 45% находятся на грани неграмотности, что 25% подростков отсеиваются из старших классов (в Японии – 2%). Среди семи самых могущественных стран мира в США самая высокая детская смертность и низкая продолжительность жизни, более 35 млн. американцев не имеют медицинского страхования в какой-либо форме.

Спорным является влияние государственно-монополистического капитала на другие элементы производительных сил. Так, после Второй мировой войны США тратили на развитие науки, в т.ч. НИОКР, наибольшую долю государственного бюджета (в процентах к ВВП) и были единоличным лидером научно-технического прогресса. В 1965 г. эта доля составляла в США 2,9%, во Франции – 2%, в ФРГ - 1,7%, в Японии - 1,7%. В последующий период расходы этих стран на развитие науки практически выровнялись, а без учета военных НИОКР даже возросли. Доля расходов на НИОКР во второй половине 90-х гг. составляла в США 2,7% ВВП (а без соответствующих ассигнований на военные научные цели – 2,0%), в Японии – соответственно 2,8 и 2,7%, в ФРГ – 2,6% и 2,4%, во Франции – 2,4% и 1,9%. Поэтому, занимая передовые позиции в развитии аэрокосмической техники, ядерной энергетики, биотехнологий, телекоммуникаций, разработке новейших суперкомпьютеров, США отстают в развитии инфраструктуры, автомобильной и сталелитейной промышленности, производства цветных телевизоров (в 1970 г. компании США производили 90% цветных телевизоров, продаваемых на внутреннем рынке, а в начале 90-х гг. – лишь 10%), механических станков, бытовой электроники и других отраслей.

Количественно процесс объединения и сращивания государственного и монополистического капитала в развитии науки проявляется в том, что из более 170 млрд. долл., потраченных в США на развитие науки в 1995 г., 36% профинансировало непосредственно государство, корпорации – почти 60%, учебные заведения примерно 5%. В то же время подавляющая часть научных исследований и разработок (более 80%) было выполнена в негосударственных научно-исследовательских центрах. Кроме того, получаемые в государственных центрах патенты и лицензии, как правило, бесплатно передаются, прежде всего, крупным компаниям. Другими элементами материально-вещественного содержания, формирования и развития государственно-монополистического капитала в сфере непосредственного производства является процесс строительства смешанных предприятий акционерного типа, государственное инвестирование новейших науко- и капиталоемких отраслей промышленности, отсталых регионов, производства ядерной энергии и т.д. Теоретическое выражение этих процессов – наполнение экономических понятий и категорий, которые выражали развитие производительных сил индивидуального и монополистического капитала, государственно-монополистическим содержанием. К таким категориям относятся постоянный и переменный капитал, рабочее время, необходимый и дополнительный продукт, процесс труда и др. С учетом этого целесообразно употреблять категории государственно-монополистический постоянный капитал, государственно-монополистический переменный капитал, государственно-монополистический товар и др. В то же время для адекватного теоретического выражения государственно-монополистического капитала в сфере непосредственного производства необходимо вводить в научный оборот принципиально новые категории: государственно-монополистическое регулирование экономики, государственно-монополистическая планомерность, государственно-монополистическая олигархия и др.

Новыми экономическими законами, отражающих самую глубинную сущность этих процессов, является закон сращивания монополистического и государственного капиталов, закон отрицания государственным капиталом монополистического капитала. В рамках государственно-монополистического капитала развитие государственного и монополистического капитала, несмотря на их сращивание, осуществляется относительно самостоятельно. Это обусловлено действием законов монополизации и огосударствления экономики, диалектическим характером взаимодействия двух форм капитала в процессе их сращивания, усилением роли общенациональных интересов в эволюции экономической системы, организованностью лиц наемного труда и другими факторами. Даже в США, где наименее развитая государственная собственность на средства производства и государственное предпринимательство, государству принадлежит главное государственное предприятие по производству и распределению государственной электроэнергии (созданное для сооружения плотин и гидроэлектростанций, а также улучшения условий навигации на реке Тенесси и других целей), местные транспортные системы, ядерные АЭС.

Диалектическое взаимодействие государственного и монополистического капитала в процессе производства в отдельных развитых странах Западной Европы (Франции, Австрии и др.) проявляется, в частности, в том, что лучше организованные работники в государственном секторе первыми добиваются сокращения продолжительности рабочего дня, увеличения оплачиваемых отпусков, снижения интенсивности труда, а следовательно, они распространяются и на наемных работников монополизированных предприятий.

Персонификатором государственно-монополистического капитала в сфере непосредственного производства являются в основном менеджеры высшего и частично среднего звена, которые осуществляют контроль над процессом наемного труда экономическими, правовыми и административными рычагами, а со стороны наемных работников – профсоюзные организации. Правовое выражение трудовых отношений в этой сфере – заключение коллективных договоров. В то же время в развитых странах мира происходит процесс частичной социализации управленческих отношений, что проявляется в усилении гуманистических тенденций в менеджменте (учете растущих потребностей лиц наемного труда в форме внедрения автономных бригад, привлечении работников к управлению производством в крупных компаниях, особенно в Германии), в ориентации на человека, его современные качества и черты, ценности и пр.

Реализации основной цели государственно-монополистического капитала – производству большей добавочной стоимости и присвоению государственно-монополистической прибыли – способствуют соответствующие технико-экономические отношения (специализация, кооперирование, обмен деятельностью между государственными и монополистическими предприятиями и т.п.), организационно-экономические отношения (менеджмент, маркетинг и др.), адекватный хозяйственный механизм, в котором рационально сочетаются рыночные рычаги саморегулирования экономики с монополистической организованностью и планомерностью и государственным регулированием экономики. Этому способствуют, в частности, составление пятилетних планов развития народного хозяйства и комплекс мероприятий по их выполнению (во Франции в 1993-98 гг. правительство пыталось реализовать одиннадцатый пятилетний план), программирование и прогнозирование экономики на долгосрочный период.

В сфере обмена процесс сращивания двух форм капитала и формирования и развития государственно-монополистического капитала происходит после выкупа монополиями государственных, в основном рентабельных предприятий по заниженным (демпинговым) ценам и выкупа крупных базовых предприятий, находившихся в собственности монополий, по завышенным ценам, установление монопольно высоких цен на товары и услуги, которые покупают государственные предприятия у монополий, и монопольно низких цен на товары и услуги, продаваемые государственными компаниями негосударственным монополиям.

Поскольку государство является заказчиком и покупателем значительной части продукции (сумма лишь федеральных контрактов США ежегодно составляет свыше 200 млрд. долл.), то принципиально новыми категориями, которые отражают развитие и функционирование государственно-монополистического капитала в сфере обращения, является государственный контракт, гарантированный платежеспособный спрос, лимитированная цена (по которой государство гарантирует производителям закупку определенного вида товаров или услуг в течение определенного периода) и др. Наиболее полно процесс сращивания государственного и монополистического капитала в этой сфере осуществляется во время заключения военных контрактов. Так, в США почти 20 самых мощных военно-промышленных концернов получали во второй половине 90-х гг. XX в. до 70% первоначальных контрактов. Государство и монополии имеют огромные прибыли, прежде всего, благодаря экспорту на мировой рынок значительного количества оружия (в 1996 г. доля государства в мировом экспорте оружия превышала 50%). В то же время ряд традиционных для предыдущих форм капитала понятий (основной капитал, оборотный капитал, оборот капитала, кругооборот капитала и т.п.) в процессе функционирования смешанных предприятий акционерного типа (создаются монополиями и государством) наполняются государственно-монополистическим содержанием.

Определенной демократизации процесса сращивания двух форм капитала в сфере обращения (а косвенно – и в сфере непосредственного производства) способствует антимонопольная деятельность государства. В частности, закон Шермана в США запрещает создавать монополии, которые ограничивают торговлю с другими штатами и государствами, а также искусственное завышение цен, групповой бойкот. Закон Клейтона запрещает ограничение цен, которое приводит к разорению конкурентов, запрещает занятие должности директора в двух конкурирующих олигополиях и т.д. Благодаря этим мерам и антитрестовскому законодательству государственно-монополистический капитал в определенной степени усиливает движущие силы развития экономической системы, что является фактором определенного прогресса производительных сил, а следовательно, помогает частично выполнять роль социально-экономической формы технологического способа производства. Без этого, а также без государственного регулирования экономики проблемным становится существование самого капиталистического способа производства.

В сфере распределения сращивание монополистического и государственного капиталов осуществляется, прежде всего, в процессе огосударствления национального дохода, который предусматривает, с одной стороны, изъятие налогов из прибыли монополий, а с другой – выполнение государством экономических функций, осуществление кредитной, инвестиционной, научной, промышленной, амортизационной политики (в основе которых – определенные расходы из государственного бюджета), что приносит прямую и косвенную выгоду государственно-финансовой олигархии. В процессе изъятия налогов из прибыли монополий сочетание интересов финансовой олигархии и высших чиновников государственного аппарата (прежде всего, законодательных органов) проявляется в том, что союзы предпринимателей принимают соответствующие законопроекты и лоббируют их утверждение в парламенте, опираясь на концепции тех экономистов, которые защищают интересы крупного капитала. Так, представитель концепции «экономики предложения» А. Лаффер в 70-х гг. XX в. высказал идею, что снижение ставок налога на прибыль даст возможность сохранить и даже увеличить налоговые поступления из прибылей. Учитывая это, администрация Р. Рейгана сократила максимальную ставку налога с прибыли с 46 до 34%; правительство М. Тэтчер – с 52 до 33%, во Франции – с 50 до 34%. Вследствие этого, а также из-за роста индивидуального подоходного налога и налогов на социальное страхование доля налогов с доходов корпораций в общей сумме налоговых поступлений сократилась в США и Великобритании до 7%, во Франции – до 3,4%. Самые высокие ставки налогообложения прибыли в 1992-96 гг. были в ФРГ – около 58% на нераспределенную прибыль и свыше 44% на прибыль, распределяемую на дивиденды. С целью унификации налогов в странах ЕС предполагается ввести минимальную ставку налога на корпорации в размере 30%, максимальную – 40% (в т.ч. местные налоги на предпринимательский доход).

Налоговая система имеет государственно-монополистический характер и при отсутствии высокой степени прогрессивности индивидуального подоходного налога. Так, в США ставка налогообложения верхнего слоя монополистической буржуазии лишь незначительно отличается от налогообложения школьных учителей, среднего медперсонала и т.д.

Процесс сращивания двух форм капитала, а следовательно, значительное совпадение интересов государственно-финансовой олигархии в сфере распределения, еще больше усиливается в случае предоставления многочисленных льгот крупному капиталу. Так, из-за ускоренной амортизации основного капитала возрастает величина амортизационных расходов, но их относят к издержкам производства и высчитывают из налогооблагаемой прибыли. Широко практикуется предоставление налоговых льгот для стимулирования инвестиций в экономику страны. Исходя, прежде всего, из интересов государственно-монополистического капитала, соответствующие льготы и более низкие (по сравнению с монополиями) налоговые ставки устанавливаются для малого и среднего бизнеса. Предоставление таких льгот обусловлено также общими интересами и потребностями класса капиталистов (значением малых предприятий в экономике страны) и свидетельствует о процессе сращивания могучей силы государства с мощной силой капитализма. В зависимости от уровня социализации экономических систем отдельных развитых стран мира некоторые налоговые льготы могут предоставляться народным предприятиям, кооперативам.

В значительно меньшей степени косвенно интересы государственного и монополистического капиталов сочетаются в случае осуществления государственных расходов, в частности на социальные цели. Исключением являются государства, которые прошли значительный путь социализации экономической системы. Так, в Швеции расходы на социальное обеспечение составили в начале 90-х гг. XX в. более 35% ВВП и были самыми высокими в мире. Средняя величина основной пенсии, выплачиваемой каждому пенсионеру, - до 3900 долл. в год, оплачиваемый семейный отпуск – 30 дней в размере 25-100% основной заработной платы, пособие по безработице выплачивается в течение 300 дней для работников моложе 55 лет и 450 дней для лиц 55 лет и более, причем величина выплат составляет 90% ежедневной заработной платы работника. В то же время в этой стране самый высокий в мире уровень налогообложения (в начале 90-х налоги составляли почти 53% ВВП).

Новыми экономическими категориями, которые отражают этот процесс, является налог на прибыль (например, в США в начале XX в. такого налога не существовало), бюджетная и налоговая системы, трансфертные платежи, социальные расходы государства, огосударствление национального дохода, государство-кредитор, социальная политика и др. В то же время ряд традиционных категорий, отражающих сферу распределения (распределение средств производства, заработная плата, прибыль, перераспределение, государственные доходы и расходы, прямые и косвенные налоги и т.п.), наполняется государственно-монополистическим содержанием. В сфере потребления новыми категориями, которые косвенно отражают сращивание государственного и монополистического капитала, является государственное потребление, экологическая защита и др.

В рамках государственно-монополистического капитала происходит процесс постепенной диалектического отрицания государственным капиталом монополистического (государственный капитал, с одной стороны, наследует положительные черты монополий в целом и монополистического капитала, в частности). К таким чертам относят способность полнее (по сравнению с индивидуальным капиталом) развивать систему производительных сил (в т.ч. основную производительную силу – прежде всего, человека-работника и частично человека-собственника, науку, в том числе опытно-конструкторские разработки, использовать достижения научно-технической и информационной революции, внедрять новейшие технологии и т.д.), технико-экономические отношения на национальном и интернациональном уровнях (особенно различные формы специализации и кооперирования производства), организационно-экономические отношения (менеджмент, маркетинг и др.), значительно расширять масштабы организованности и планомерности, то есть ослаблять недостатки механизма свободной рыночной экономики и т.д.

Наиболее полно процесс наследования государством отдельных черт и качеств монополий проявляется в существовании государственных монополий (так называемых «естественных монополий»). В то же время государственный капитал расширяет, дополняет эти черты, что воплощается в выполняемых государством социально-экономических функциях, и означает частичное отрицание монополистического капитала. Наиболее полно такое отрицание проявляется в постепенном росте доли огосударствленного национального дохода, в превосходящем влиянии государства на развитие основной производительной силы (человека), фундаментальных научных исследований, в преобразовании государственного регулирования на доминирующий элемент хозяйственного механизма, в частности в воздействии государства на ослабление циклического характера производства и уменьшение глубины экономических и экологических кризисов, решении в определенной степени энергетической проблемы и преодолении основных недостатков рыночной экономики. В то же время усиление роли государственного капитала и государственной собственности имеет определенные объективные пределы, в основе которых – потребности развития производительных сил, необходимость для этого плюрализма форм собственности, наличие контртенденций в процессе действия закона огосударствление экономики, закона интернационализации технологического способа производства (предопределяют усиление роли интернациональных форм капитала, прежде всего, интегрированной капиталистической собственности) и другие факторы.

Rambler's Top100