Институциональные трансформации и трудовое сознание личности

Трудовое сознание неразрывно связано с трудовой деятельностью людей. Поэтому вопрос о природе трудового сознания неразрывно связан с вопросом о природе самого человека, самой человеческой сущности и, соответственно, его сознания в целом. Известен тезис Ф.Энгельса о том, что «труд создал самого человека». И хотя сегодня все чаще звучат суждения о том, что «оценка, данная Ф.Энгельсом эволюционной роли труда, несколько завышена», авторы таких суждений не приводят со своей стороны никаких веских аргументов в пользу собственных рассуждений. Природа трудового сознания органично вытекает из природы самого сознания как целого. Противопоставление трудового сознания сознанию как целому означало бы отрыв трудового сознания от всей мыслительной и духовной деятельности человека, и увело бы нас в область релятивистских реконструкций.

Поэтому, в самом начале нашего исследования представляется необходимым определиться с пониманием термина «природа», под которым мы далее будем подразумевать происхождение исследуемого феномена, его, так сказать, причинно-следственную определенность. Собственно говоря, до сих пор существует четыре основных подхода к пониманию природы самого человека:

  • сугубо биологический,
  • биосоциальный,
  • социальный,
  • теологический.

Именно они определяют и основные типы мировоззрения человека. Так, для сторонников биологизма или натурализма (Ф.Ницше, А.Бергсон, У.Джемс, З.Фрейд, О.Шпенглер, А.Уайтхед и др.) человек – это творение природы. При этом оценки человека как сугубо природного, биологического существа, у представителей данного типа мировоззрения расходятся диаметрально противоположным образом: от понимания человека как совершенства или венца природы до представления о нем, как о самом уродливом и больном животном.

С позиций теоцентризма (В.С.Соловьев, П.А.Флоренский, Н.О.Лосский, Ж.Маритен, П.Тейяр де Шарден, Э.Мунье, Р.Гвардини, К.Барт и др.) человек представляется исключительно творением Бога. А человеческое сознание и разум – ретрансляцией высшего, Мирового разума.

Представители социоцентризма (К.Маркс, Э.Дюркгейм, Э.Кассирер, К.Леви-Стросс, Х.Гадамер, А.Ф.Лосев и др.) считают человека творением социальной среды, а его сознание – результатом развития социальных отношений.

Наконец, для антропологизма (Ж.-П.Сартр, Х.Ортега-и-Гассет, М.Шелер, Н.А.Бердяев и др.) свойственно понимание природы человека как результата своего собственно человеческого развития, его уникального бытия, его самоопределения и самоценности. В этом контексте сознание человека трактуется как уникальный феномен, осознание своего Я (самосознания).

Мы считаем, что природа сознания, и трудового сознания в том числе, неразрывно связана с деятельностью человека. Именно трудовая деятельность формирует в человеке трудовое сознание, превращая человека в полноценный субъект трудовой, а шире и всей социальной практики. Уточнения требует лишь одно обстоятельство: как именно трудовое сознание связано с трудовой деятельностью человека, т.е. целесообразной, целенаправленной и общественно полезной деятельностью по созданию необходимых человеку благ (ценностей). Именно в таком аристотелевском понимании сущности труда как особой формы человеческой деятельности становится возможным раскрыть и саму сущность трудового сознания личности, и его природу (происхождение).

Напрашивается вывод о духовной природе трудового сознания человека, которое детерминируется физиологическими и социальными его потребностями. Данный тезис нацеливает всю систему образования на воспитание нравственной личности как носителя эффективного трудового сознания.

Как известно, современная экономика – это экономика постиндустриального общества. Ее высшей фазой является формирование креативной экономики, т.е. экономики творческого труда. Иначе говоря, это экономика, в которой репродуктивный труд оказывается вспомогательным, а на первый план выступает духовное производство (производство идей, смыслов, ценностей) и интеллектуальная деятельность (создание нового продукта). Роль творческого труда в такой экономике постоянно возрастает тогда, как значение репродуктивного труда неуклонно снижается. Это – общий тренд развития мировой экономики. Отсюда следует, что творчество становится важнейшим условием дальнейшего инновационного развития.

Сущность трудового сознания человека раскрывается через осмысление способа бытия человека в мире. В философском дискурсе традиционно феномен человеческого бытия описывается в категориальной триаде «объективность – субъективность – интерсубъективность». При таком бытии человек выступает в трех ипостасях: а) как объективное явление, в) как субъективное явление и с) как субъектно-объективное целостное явление.

Но достаточно ли такого традиционного отношения к феномену человеческого бытия для того, чтобы определить сущность трудового сознания личности? На наш взгляд, этого недостаточно, поскольку традиционная категориальная триада: а) смешивает понятия «субъективность» и «субъектность»; б) оставляет за рамками исследования саму субъектность человека, его субъектные способности, одной из которых как раз и выступает трудовое сознание.

Между понятиями «субъектность» и «субъективность» лежит существенная разница. Она связана с понятием авнономности личности, мерой ее самостоятельности в процессе собственной деятельности. Субъективность характеризует индивидуальные особенности человека и в большей степени относится к внутреннему миру людей. Тогда как субъектность (субъектная способность) характеризует человека как активное и самостоятельное деятельное существо, способное к самостоятельному поступку, к социальному творчеству. В контексте таких субъектных способностей обычно выделяют всеобщие основания субъектности (например, апперцепцию) и ее конкретные характеристики (например, продуктивно-творческое воображение, волю к совершенству, способность к самоидентификации и самоопределению).

Кроме этого, трудовое сознание необходимо рассматривать на генетическом, структурном и функциональном уровнях. Генетическое определение трудового сознания как предмета философской рефлексии означает его сущностное определение, раскрытие его многоступенчатой сущности с учетом развития самого предмета, его перехода из одной формы в другую, с учетом изменения его структуры и содержания, с учетом преемственности или дискретности такого развития, возникновения или исчезновения. При этом «трактовки развития как единства преемственности и обновления исключают метафизическую абсолютизацию преемственности (концепция «плоской эволюции») и обновления (концепция «творческой эволюции»)».

Структурное определение трудового сознания как предмета философской рефлексии означает необходимость осмысления такого сознания как вида сознания, «взятого» во всем многообразии его связей и опосредований в их тождестве и различии, «когда трактовка связи как единства тождества и различия исключает метафизическую абсолютизацию тождества (механицизм) и различия (плюрализм)».

Наконец, функциональное определение трудового сознания предполагает его понимание как явления, находящегося в движении, как развивающегося предмета рефлексии, «взятого», тем не менее, в контексте его устойчивости, в рамках определенной организации, «когда трактовка движения как единства устойчивости и изменчивости исключает метафизическую абсолютизацию устойчивости (циклизм) и изменчивости (релятивизм)».

Учитывая все вышеизложенное, делаем вывод о том, что трудовое сознание личности в условиях культурных, политических, экономических, идеологических изменений переживает новый этап своего развития. Этот этап связан с его интеллектуализацией, его внутренней трансформаций, его превращением в творческое сознание. Если в прошлые века творчество было уделом немногих, то в условиях современной экономики, глобального мира и информационного общества творчество должно становиться все более открытым, доступным и необходимым для развития человека. А это ведет к развитию творческого типа трудового сознания, потому что в основе творчества как особой формы человеческой деятельности лежит именно труд.

Источник: Стожко К.П., Стожко Д.К. «Институциональные трансформации и трудовое сознание личности»

Rambler's Top100